Раиса Тустановская

За гранью

Она открыла глаза от резкой боли в горле, что-то не давало возможности глотнуть воздуха, она хотела закричать, но удушающий приступ сковал голос, а глаза стал разъедать едкий горячий дым. В панике Кира выбежала из комнаты, но огонь преградил дорогу буквально в нескольких метрах от лестницы. Огромные языки пламени уже выжгли дотла большую часть холла, а деревянные ступени лестницы через секунду превратились в груду пепла. Выхода нет! В отчаянье девушка бросилась к одному из открытых окон. В нерешительности она замерла на подоконнике третьего этажа, как вдруг увидела в ночном полумраке быстро удаляющийся мужской силуэт:

— Помогите! Помогите мне, пожалуйста! – но вместо крика, жалкий хрип вырывался из недр ее души.

Мужчина бежал не оборачиваясь.

— На помощь!

В соседних домах зажегся свет, несколько перепуганных соседей выбежали на улицу, кто-то кричал, что вызвал пожарных, но… было уже слишком поздно. У нее не было другого выхода, одно из двух: либо шагнуть в огонь, либо в пустоту. Она выбрала пустоту. Всего 4,5 метра до земли, она думала, что сможет выжить…

Из-за гула пожарной машины и треска падающего здания, никто не услышал глухой стук тела, ударившегося о землю. Наверное, все… Она в последнюю секунду подумала о маме и вспомнила, как в последний год, забыла поздравить ее с днем рождения,… а извиниться уже не успела. Значит правда, в заключительный миг жизни мы вспоминаем всех, кого обидели и сожалеем о том, чего не сделали.

Сердце сжалось в последний раз, и этот стук эхом отпечатался в висках. Теперь ее душа свободна, легкий светящийся силуэт поднялся в воздух, над горсткой людей, суетой и грудой пепла, ее некогда родного дома. Яркий свет манил ее к небу. Значит так из тела выходит жизнь? Ее душа улыбнулась: оказывается это совсем не больно. Расправив плечи, Кира потянулась к приятному теплому свету. Сейчас уже не было страшно, она надеялась увидеть маму. Словно в забытье, она в последний раз обернулась и взглянула вниз: сколько криков, кто-то плачет, а кто-то еще с надеждой трясет ее тело… и вдруг ее взгляд застыл, в 20 метрах от дома она увидела мужчину, того самого который так спешно убегал, когда она молила о помощи. «Что это? У него в руках канистра!» не раздумывая, она бросилась вниз. Зачем? Еще не знала сама, но злость захлестнула ее крошечные остатки души. Она просто обязана попробовать что-то сделать! Она опустилась прямо перед ним, зависнув в нескольких сантиметрах от земли, и пристально вгляделась в лицо этого человека. Темный смуглый мужчина, с длинным шрамом над левой бровью, он стоял в стельку пьяный и с упоением наблюдал картину хаоса, царившую через дорогу. Улыбка тронула его губы. «Да кто он такой!?» Она со всей силы ударила по его лицу, затем второй раз – опять неудача, потом снова и снова,… но как бы она ни старалась, сейчас она – всего лишь нематериальная сущность, которая к сожаленью в этом мире слаба и беспомощна. После тщетных попыток бросить камень и взять в руки палку, девушка обреченно опустила руки, смотря на затухающее в ночной мгле пламя. Яркий свет в небе тоже стал меркнуть. Кира застыла в нерешительности: уйти в неизвестность? Или остаться, чтобы отомстить за свою смерть? Нужно принять какое-то решение. «Месть – это удел слабых» — мелькнуло в ее мыслях, и что было сил, она рванула к Божественному огоньку, ставшему уже совсем маленьким. Осталось немного… у нее еще так нелепо получается летать… казалось до света рукой подать, но он стал отдаляться. Все дальше и дальше… пока не превратился в точку, в одну из крошечных небесных светил. В эту секунду Кира совсем растерялась. До земли тысячи метров, до космоса – миллиарды километров! В отчаянье она стала метаться в открытом пространстве, если бы у нее было тело, оно бы сейчас точно тряслось от страха. Разве могла она представить еще несколько часов назад, что скоро умрет и останется между небом и землей, никому не нужной и никем не видимой. Больно, но нет возможности заплакать – это еще хуже, чем когда она была человеком.

Наконец, устав бесполезно рассекать воздух она спустилась вниз, к своему дому, но единственное, что смогла – это воспарить над обломками, увидеть «себя» уже не удалось, скорая успела увезти тело. Несколько часов она провела в раздумьях: кто она теперь? Что делать? И почему она осталось мертвой среди живых? Так прошла первая ночь. Всего лишь первая из сотни тысяч….

С рассветом пришел день, но не ответы на ее вопросы. Ей стало невыносимо находиться среди людей, веселые и расстроенные, честные и двуличные, они все еще были способны чувствовать, любить, прикасаться, говорить, у них все еще есть выбор…. У них – да, у нее – уже нет. Да, сейчас она была бы рада даже зубной боли, только бы снова ощутить что-то кроме пустоты и холода! Люди стали ей почти противны.

Вконец измучившись своими же мыслями, она нашла тихое место: в заброшенной мельнице на окраине города. Но и здесь шум машин с трассы не давал девушке покоя. Как же ей сейчас хотелось накрыться одеялом и просто уснуть. Она забилась в пыльный угол, между старыми прогнившими досками и закрыла уши ладонями, так, будто пустая сущность ее рук могла закрыть ее от звуков.

— Так, так, в нашем полку прибыло!

— Люся, у нас гости, а ты даже на стол не накрыла! – чей-то хриплый мужской голос нескромно хихикнул.

Кира не торопливо подняла голову, ожидая увидеть двух или нескольких заблудших бродяг, но к своему удивлению поняла, что перед ней зависли в воздухе силуэты двух душ: невысокой полной женщины, с короткими курчавыми волосами, в забавном переднике, которые носили еще наши бабушки, и мужчины преклонного возраста, с умиленной сединой, усами и реденькой бородкой. Оба с интересом уставились на непрошеную гостью, она же не сводила глаз с этой чудной пары.

— Вы меня видите?

— Может, у меня и седина, но я пока еще не слепой! – дедушка гневно сдвинул брови на переносице.

— Вы такие же, как и я?! –Кира радостно взлетела к потолку, будто встретила одного из своих старых друзей.

— Это ты, такая же, как мы. Ты еще совсем ярко светишься, а значит еще свеженькая, а вот мы с Петром Иванычем уже как 37 лет скитаемся по земле.

Девушка подняла брови, удивленная услышанной цифрой:

— Вы тоже не успели добраться до света?

Парочка переглянулась, видимо прикидывая, стоит ли первой встречной рассказывать обо всем. Женщина, которую, по-видимому, звали Люся, «присела» на дряхлое рассохшееся кресло и тяжко вздохнула. Изумленная еще больше Кира бросилась к женщине, в надежде тоже суметь дотронуться до мебели, но ее снова ждала неудача. Рука прошла сквозь кресло, словно там был обычный воздух. Но она смогла коснуться самой женщины. «И все? Теперь единственное до чего я смогу прикоснуться это парочка духов?»

— Почему ты сидишь в кресле, а я не могу даже до него дотронуться? – Ее негодованию не было предела, а женщина, безумно довольная собой, расплылась в улыбке.

— Девочка моя, это годы долгих тренировок. Если останешься здесь надолго – тоже научишься.

И Люся гордо подняла с пола кусок старой доски, продемонстрировав все свои возможности.

— А у меня есть выбор? По-моему единственным шансом выбраться из этого мира был небесный свет, и, кажется, этот шанс я упустила.

— Ты еще многого не знаешь, садись, — Люся показала на дряхлый стул, с выгнутой спинкой, — я тебе все расскажу.

Кира бросила на нее обидчивый взгляд и скромно остановилась возле окошка.

— Не расстраивайся, мы научим тебя жить без тела, это не так сложно, как кажется. – В беседу влез Петр Иванович, и тут же снова вернулся в уголок.

— Расскажите мне все, что знаете, я хочу понять, кто я сейчас и почему осталась среди живых.

Люся расправила плечи и с упоением начала разговор:

— Когда человек умирает, он попадает «туда»… — она показала наверх.

— А что там?

— Никто не знает. Сразу после смерти за душой приходят два ангела и уносят ее к яркому небесному свету, на Высший суд, но что происходит дальше – для нас это останется вечной тайной. За самоубийцами приходят черти. Видимо, добровольно лишить себя жизни – это страшный грех.

— Но за мной не приходили ни ангелы, ни черти! – Казалось, девушка запуталась еще больше.

— Таких как мы называют неприкаянными душами. Нас всех убили, и поэтому у нас был выбор: остаться и отомстить за свою жизнь, законченную раньше отведенного срока, или предстать перед Высшим судом, но с незаконченной кармой. На этот выбор нам отводиться 4 минуты, после чего врата в «тот мир» для нас навсегда закрыты.

Она возмущенно заметалась по комнате:

— Значит, теперь нет ни малейшего шанса обрести свободу?

Петр Иванович усмехнулся:

— А какая еще свобода тебе нужна? Я не встречал сущности более свободной и ничем не обремененной чем мы!

— О чем вы говорите? Этот мир ужасен! Мы обречены, вечно наблюдать за тысячами счастливых человеческих жизней, у которых есть страхи, цели и смысл в жизни. А у нас что? Жалкое бесцельное существование? Нет уж, я думала, что после смерти обрету умиротворение и легкость от свободы без земных границ и рамок, и уж точно не думала, что закончу свое существование в этой безжизненной оболочке! Я так не хочу!

Люся закивала головой, делая вид, что понимает мое состояние. Уверена, за эти долгие годы, она уже далеко не в первый раз исполняет роль инструктора по загробной жизни.

— Если ты твердо решила узнать, что находится «там», то единственным способом остается найти и наказать убийцу. Только когда обретешь покой и умиротворение, перед тобой откроются новые врата небесного света. Ибо, только закончив все земные дела, ты сможешь предстать перед Высшим судом.

Люся осталась довольна произведенным эффектом, а Кира зависла в воздухе, переваривая полученную информацию.

— Но, я не знаю своего убийцу. Даже не знаю, зачем он это сделал!

— У тебя будет достаточно времени, чтобы ответить на эти вопросы.

После этих слов она приуныла.

— А вы? Вам не удалось найти своего убийцу?

Петр Иванович поспешил удалиться за пределы чердака, а Люся, только когда убедилась, что его точно нет рядом, зашептала:

— Он нашел своего убийцу. Только им оказался его собственный сын, он не смог причинить ему боль. Все эти годы я видела его мучения, но любовь к сыну оказалась выше этого.

Кира подлетела ближе и тоже прошептала:

— За что он убил своего отца?

— За жалкие, 34 квадратных метра.

Кира ахнула, не сумев сдержать эмоций:

— Неужели он смог его простить?

— Простить? Нет, он просто ждет день его смерти, чтобы увидеться с его душой.

— А ты?

— Меня на заправке сбил дальнобойщик. Мне хватило месяца, чтобы придумать план своей мести, но когда я забралась к нему в дом, то увидела трое очаровательных ребятишек и его беременную жену….

— У тебя не хватило духу?

— Наверное,… а может я хотела еще раз почувствовать себя человеком, у которого есть сердце и который способен на прощение и сострадание…

Две такие разные судьбы, пришедшие к одному и тому же завершению, и объединившиеся на заброшенной мельнице.

— Если хочешь, мы можем тебе помочь. – Люся снова немного воспряла духом.

— Я была бы очень благодарна.

Так потянулись долгие дни, из которых собрались недели и месяцы, прежде чем Кире удалось узнать, кто этот человек со шрамом над левой бровью. Все вышло совсем случайно, к тому времени она уже потеряла всю надежду и лишь бесцельно блуждала по кинотеатрам, концертам и клубам, в надежде, хоть как-то развлечь свое безликое существование. И вдруг на одной из афиш она увидела до боли знакомое лицо смуглого, темного мужчины. Сомнений не осталось – это был он, человек, погубивший, по неизвестным причинам, ее мир, мир в котором она чувствовала себя счастливой,… да и вообще, просто чувствовала…. Она медленно прочитала его имя «Филипп Дронин – ведущий дирижёр оркестра «Маэстро». Творческий и известный в узких кругах человек, она никогда прежде не говорила с ним и не видела его. Тогда почему он так жестоко с ней обошелся? Как бы то ни было, концерт должен был состояться 30 июля, но по непонятным причинам его отменили. Девушка зависла перед афишей, что-то ей подсказывало, она стала на шаг ближе к небесному свету, это не могло не радовать. Остается только надеяться, что этот «другой мир» действительно так хорош, как она в него верит.

Наступила глубокая ночь. Люся и Петр Иванович расположились на креслах, изо всех сил делая вид, что устали и просто нуждаются в отдыхе. Кира с жалостью взглянула в их сторону. Возможно, при жизни они были нормальными людьми, но сейчас явно их мозг (или то, что от него осталось), переживал большой кризис. Девушка же тем временем, металась из угла в угол, пытаясь найти хоть малейшую зацепку, где ей искать этого Филиппа, и что самое главное, ее не оставляли мысли: За что? Почему он решил отнять именно ее жизнь?

Как будто сквозь сон, Люся прошептала:

— Успокойся, найдем мы твоего Филиппа. Он всего лишь человек, жалкий и к тому же обычный смертный. Мы обязательно что-нибудь придумаем!

Кира действительно немного успокоилась, но желания изображать сон, по-прежнему не было. В задумчивости, она вылетела прочь из заброшенного здания. Куда? К звездам, все еще надеясь на чудо.

Прошло еще несколько недель, прежде чем переполошившийся Петр Иванович влетел на заброшенную мельницу, с новостью:

— Я нашел Дронина Филиппа Геннадьевича! – Но тут же значительно поник, — только не знаю, как это нам поможет…

— Где он? – мужественная девушка оказалась готовой ко всему.

— Он сейчас за городом, 9 километр, чуть севернее главной магистрали.

Всё! Знать этого, оказалось достаточно, для того, чтобы ее душа рванула в бой, навстречу своему убийце и облачной свободе. Она еще не знала, какую боль в состоянии причинить этому человеку, но точно знала, что приложит все усилия, для того, чтобы каждой своей слезинкой он сожалел о произошедшем. Предвкушая вкус мести, девушка добралась до магистрали и стала пристально вглядываться в многочисленные заросли по обе стороны дороги. Охотники, грибники, влюбленные парочки…. Она уже начинала порядком злиться, встречая кого угодно на своем пути, но не Дронина. Вконец разочаровавшись в словах Петра Ивановича, она уже было собралась возвращаться обратно на мельницу, как вдруг ее внимание привлекли звуки похоронной процессии, звучавшие из старого кладбища, на котором уже давно старались не хоронить умерших. Заинтересовавшись, девушка направилась в сторону, откуда слышался этот звук. И какого было ее удивление, когда она узнала в человеке, лежавшем в большом дубовом гробу – Дронина Филипа Геннадьевича. Она еще не совсем осознала, что это может значить. Просто удивленно наблюдала за огромной толпой людей пришедших проститься с дирижёром. «В этой жизни все возвращается обратно, и за любой поступок придётся заплатить свою цену. Вы получили по заслугам, мистер Дронин». Девушка победно станцевала вальс, под траурную похоронную музыку, к слову сказать, ничуть не смутившись. Домой (а домом она уже стала называть старую мельницу), она вернулась в приподнятом настроении. Но Петр Иванович и Люся совсем не разделяли ее настроя. Девушка с упоением рассказывала, что только что наблюдала за захоронением своего убийцы и очень жалела, что им не удалось найти его чуть раньше. Она очень хотела побеседовать с его душой. Как ни крути, а парочка вопросов у нее к нему имеется.

Прервать ее эйфорию решился Петр Иванович:

-Киронька, я должен тебе кое-что сказать. Только что, ты похоронила не только человека лишившего тебя жизни, но и свою мечту увидеть «другой мир». Боюсь, ты навсегда останешься с нами.

— Что это значит? – С ее лица сошла радостная улыбка.

Дедушка замялся, и продолжить решилась Люся:

— Не закончив все дела на этой земле, ты не сможешь предстать перед Высшим судом. Со смертью Дронина ты потеряла шанс отомстить за себя, а значит, уже никогда не сможешь выполнить свое последнее предназначение.

Казалось, Кира сейчас заплачет. Боль разрывала ее на атомы, но на щеках было по-прежнему предательски сухо, от осознания этого стало еще больнее. Что ей теперь остается делать?

Впервые за долгие месяцы, она сделала вид, что спит и отвернулась к стенке. Вся долгая ночь ушла на рассматривание трещин и текстуры деревянных стен. Она пыталась разогнать мысли, но оказывается, эти навязчивые существа преследуют не только людей, но и неприкаянные души. Казалось, исчез последний смысл ее жалкого существования в этом мире. Самое время просто исчезнуть с лица земли, она была бы рада даже распасться на тысячи частиц и разлететься в космосе, но сделать это не в ее силах, остается только маяться, слоняясь по миру.

За несколько лет такого существования она побывала везде, проникая незамеченной в священные храмы, тайные гробницы и секретные лаборатории, она узнала то, о чем в облике человека даже не могла догадываться. Не прерываясь на сон, отдых, или еду она могла изучать языки, культуру и особенности разных стран и народов. Больше не боясь за свою жизнь, она стала взбираться на самые высокие горы, нырять в потоки водопада и рассекать воздух, заглядывая в маленькие окошки самолетов. И, вскоре ее единственным развлечением стало наблюдать за людьми. Устав от бесконечной погони за приключениями и уже не надеясь испытать снова чувство адреналина, Кира успокоилась и нашла себе тихое заброшенное здание на окраине Парижа, подальше от озлобленных, блуждающих душ. Теперь это будет ее новый дом. Люся и Петр Иванович предпочли остаться на родной земле, но она больше не хотела возвращаться в Россию, она всем сердцем полюбила этот город, город любви, город мечты, такой манящий и такой пугающий своей красотой и статью. Еще, будучи человеком, она собиралась переехать во Францию. И ее мечта сбылась, правда чуть позже, чем хотелось бы,… но сбылась!

Она научилась двигать небольшие предметы и издавать негромкие звуки, теперь дни проходили значительно веселее. Можно было пугать охранников, подстраивать выигрыши в казино и доводить пьяных до белой горячки. Да, так ничтожно проходил один день, сменяя другой, но однажды…

Маясь от утренней скуки, она заглянула в одно из сотни уличных кафе этого чудесного города. Подражая людям, она сделала вид, что элегантно отодвигает стул, садиться и изучает меню, дожидаясь официанта. Совсем рядом с ней оказалась влюбленная пара, парень нежно держал ладонь девушки и что-то шептал ей на ухо, умиляющая картина. Наблюдая за этой девушкой, она скромно склонила голову, будто тоже ожидала поцелуя в щеку. В итоге нахлынувшие воспоминания снова оставили глубокий след разочарования от ее нынешнего существования. Кира уже собралась улететь прочь, как вдруг, заметила молодого человека, сидящего через 3 столика от нее. Он долго задумчиво смотрел вверх, а потом вдруг делал какие-то наброски в толстой потрепанной тетради. Что-то в этом человеке ее заинтересовало, подлетев ближе, она стала пристально разглядывать незнакомца: высокий, худощавый, в спортивных штанах и невыглаженной футболке, он выглядел немного неуклюжим, а нелепо торчащие темные волосы, и вовсе заставляли думать, что он только что встал с кровати. Самый обычный парень, но его черные как смоль глаза просто манили своей глубиной и некой таинственностью.

Метнувшись вокруг него несколько раз, девушка нагнулась к столу и застыла буквально в нескольких сантиметрах от его лица. «Какие потрясающие глаза!». Сколько удивительных мыслей должно быть, сейчас мелькает в голове этого человека, он то загадочно улыбается, погрызывая колпачок ручки, то уходит далеко в себя,… а потом снова неожиданно принимается заносить свои мысли в тетрадь. Изловчившись, она смогла заглянуть на желтые тетрадные листы, на которых совсем не каллиграфическим почерком было сделано много несвязных набросков. Она смогла перевести не все слова, но ей удалось понять, что это описание какого-то фантастического мира. «Он писатель?» Она дождалась, когда на бумаге появятся еще несколько абзацев, и сомнений не осталось: Он пишет книгу.

На эмоциях, Кира еще несколько раз облетела вокруг его столика и теперь уже внимательней рассмотрела его одежду, сумку, волосы, ногти…. Все ей казалось каким-то странным и непохожим на остальных людей. Внезапно она заметила ресничку, лежавшую на его щеке. Ее рука дрогнула и потянулась к нему, но застыла буквально в одном сантиметре. Еще никогда прежде она не пыталась просто дотронуться до человека. В первый и последний раз она делала это, пытаясь ударить Дронина, и это мерзкое покалывание она помнит до сих пор. Сейчас же, не сумев найти в себе силы, просто коснуться его лица, она бросилась прочь…

Весь день и всю ночь она провела на площади, разгоняя непонятные для нее мысли и так внезапно обрушившиеся эмоции. После нескольких лет холодной пустоты, все эти ощущения казались для нее новыми и совсем чужими. Она – неприкаянная душа, призрак, невидимый и неощущаемый, она обречена на вечное одиночество, ей просто нельзя привязываться к простым смертным…

Но…

На следующее утро в то же время, она «сидела» за тем же столиком. Молодой человек по-прежнему, погруженный в свой загадочный мир что-то усердно записывал на листках. Стало удивительно интересно наблюдать за этим процессом, и, вскоре, девушка опять перебралась за его столик.

Так прошло почти 2 недели, каждое утро Кира стала приходить в это маленькое уличное кафе, в надежде увидеть нелепого лохматого паренька. Ей удалось прочитать на тетрадной обложке имя «Пьер», теперь она могла называть его по имени, внезапно, ей стало жалко саму себя, за то, что он никогда не услышит ее голоса и то, как она нежно произносит эти 4 букв.

Однажды она нашла в себе силы подойти к нему совсем близко, она хотела просто ощутить жар его дыхания или почувствовать его запах, но все попытки потерпели безоговорочный крах! Пора признать, она мертва и безжизненна! Подумав еще немного, она решилась коснуться его руки. Медленно и неуверенно, как школьница на первом свидании, она потянулась к его ладони, сама не зная чего ожидать, просто положила свою ладонь сверху. У Пьера побежали мурашки, он дрогнул и спешно потер ладони друг о дружку, от девушки шел невероятный холод. Еще не понимая в чем дело, он поёжился и быстро пробежался глазами по сторонам, словно почувствовав, что рядом кто-то есть. Кира тут же отскочила в сторону, спрятавшись за колонну, как будто он мог ее увидеть.

Именно с этой минуты она стала бояться,… бояться, что однажды утром он не придёт в это кафе. Этим же днем она решила проследовать за ним до квартиры. Какая жалкая попытка удержать то, что вообще тебе не принадлежит, но она уговорила себя, что «дружба» с этим человеком всего лишь временное явление, пока она не найдет еще кого-нибудь, подобного ей самой. На самом деле, она хотела узнать о нем как можно больше: как начинается его день, что он любит, какую музыку слушает, где он живет и что самое главное – с кем? Она убедила себя в невинности своих действий и уверенно прошла сквозь стену, разделяющую подъезд и квартиру Пьера. Парень поспешил на кухню, разогревать полдник, девушка же тем временем неторопливо оглянулась. Скромная однокомнатная квартира представляла собой хаос, в виде разбросанных всюду вещей, не заправленной постели и грязной посуды. Множество книг расположились на современных металлических полках, на журнальном столике, на подоконнике и даже под диваном. Нераскрытые шторки и огромный слой пыли на полу и телевизоре позволили предположить, что рука женщины уже давно не касалась этих вещей. Улыбка тронула губы девушки. Она узнала то, что хотела. Теперь можно возвращаться в свой заброшенный дом. Теперь она не могла дождаться рассвета, а все следующие ночи, стали казаться ей еще длиннее…

В это утро Кира слегка опоздала в кафе, ее задержали не прошеные гости, заблудшие в ее дом. Оказалось 3 души бродили по забытым Богом местам, в надежде наткнуться на бродяг. Она уже слышала про такие озлобившиеся сущности. Не сумев отомстить за свою смерть, они ненавидели всех оставшихся в живых, а их любимым развлечением стало сводить с ума одиноких бедняг, а порой даже целые семьи. Она не любила сталкиваться с ними, слушать их злорадства и объяснять, почему не хочет присоединиться к их дружной шайке, поэтому она решила просто спрятаться в шкафу.

Таким образом, на место встречи она пришла на пол часа позже. Пьер уже доедал завтрак и заказал себе свежий кофе. Заблудившись в своих мыслях, она остановилась чуть дальше, чем обычно, мечтая, что сейчас он ждет ее, загадочный и задумчивый, словно подбирая слова для встречи! Сейчас она подойдет и закроет ладонями его глаза, а когда по нежности ее рук он поймет, что это она, то нежно коснется ее губ….

Между тем Пьер уже топил кофе и сладко потянулся, разгоняя прочь последние остатки сна. Внезапно его внимание привлёк красивый женский силуэт в пяти метрах от его столика. Копна рыжих волос струилась по плечам, прикрывая грудь, а ее открытый, без малейшего стеснения взгляд, заставил его смутиться. В тонком, ситцевом платье она была похожа на хрупкого ангелочка, по ошибке попавшего на грешную землю, казалось, она даже светится в лучах утреннего солнца….

Кира спешно огляделась вокруг, пытаясь понять, на кого так пристально засмотрелся этот человек. «Не может быть…. Он смотрит на меня?» Она еще раз посмотрела по сторонам, а потом на Пьера: он улыбнулся, но заворожённый ее красотой, даже не сумел поднять руки, чтобы помахать в знак приветствия. На какое-то время она растерялась, реальность исказилась, а невозможное стало возможным? Или я сплю? Может все это просто сон? Или она участвует в реалити шоу?

Официант подошел к Пьеру, чтобы сказать сумму счета, на несколько секунд он отвлекся, этого времени оказалось достаточным, чтобы девушка успела спрятаться за проезжающий мимо фургон и тем самым смогла незаметно уйти с площади. Эмоции зашкаливают настолько, что на секунду ей показалось, как она слышит гулкий стук, где-то с левой стороны, но успокоившись, поняла – показалось…

Рассчитавшись, Пьер бросился к фонарному столбу, где совсем недавно увидел девушку неземной красоты, девушку, которая сумела вызвать в нем робость и огромный всплеск адреналина, одновременно. Казалось, его сердце забилось с двойной силой. «Но где она»? К его великому разочарованию, ее нигде не было.

Сегодня Пьер не смог написать даже страницы. Вместо целого инопланетного мира в его голове был только образ тоненькой девушки, с удивительно пытливым взглядом, какой бывает у маленьких детей, когда они чем-то очень увлечены. Пока ее образ хорошо сохранился в памяти, он решил запечатлеть его на бумаге. Будучи писателем, а не художником, ему с трудом удавалось передать черты ее лица, он снова и снова водил карандашом по бумаге и этот лист снова оказывался в мусорном ведре. Лишь к утру получился рисунок, которым он остался доволен, и результат того стоил.

Кира тоже провела удивительную ночь, разгуливая по ночному городу и упиваясь красотой фонтанов. А ведь если бы не ее внезапная смерть, она бы сейчас уже правда жила здесь и каждой частичкой кожи смогла бы ощутить прохладу фонтанной воды и приятную свежесть легкого ветра. Она «прилегла» на одну из пустынных лавок и задумалась: все произошедшее сегодня ей казалось не правдой, ведь она уже давно перестала надеяться на чудо. «А если нет? Если по какой-то причине он, правда, смог увидеть ее? Мне просто необходимо определить грань реальности и невозможного!» Она дернулась с места, намереваясь отправиться в квартиру к Пьеру, но вовремя остановила себя, решив, что разумней дождаться утра, а не пугать его ночью.

Рассвет она встретила на том же месте и ровно в 9:00 находилась возле, уже ставшей родной, кафешки. Но Пьер почему-то запаздывал. «Неужели он все и понял и испугался?» — она не находила себе место от мучивших ее вопросов. И единственной возможность найти на них ответ, был сам Пьер. Не раздумывая, она отправилась к нему домой. Войдя без приглашения, она сразу прислушалась, но по квартире не разносится ни звука. Девушка неторопливо вошла в комнату, с облегчением расслабилась и даже улыбнулась: молодой мужчина сладко спал в своей постели, свернувшись калачиком, как ребенок. «Он просто проспал». — Успокоила она сама себя и стала с упоением ждать, пока он проснется.

Пьер открыл глаза спустя сорок минут, потянулся в постели и пошел в ванную. Он прошел совсем рядом, едва не задев ее плечом…. Девушка стояла, опустив голову. Стало ясно, он ее не видит. Дождавшись, пока он выйдет из ванной, она стала ходить за ним по пятам:

-Пьер! – Прошептала она, но реакции не последовало, потом попробовала громче, — Пьер! – затем еще громче, — Пьер, посмотри на меня! – но парень по-прежнему занимался своими делами.

В отчаянье она решилась на серьезный шаг, может завтра она об этом пожалеет, но сейчас, словно сам Бог или дьявол подтолкнул ее сделать это. Она подошла к столу, за которым он завтракал свежезаваренным чаем с булочкой, собрала все свои силы и медленно сдвинула кружку с места. «Я здесь! Пожалуйста, посмотри на меня!» Но вместо этого парень отшвырнул блюдце и выскочил из-за стола.

— Кто здесь? – он стал аккуратно пробираться к столешнице, на которой лежал нож.

— Не бойся, прошу тебя, не бойся меня!

— Я спрашиваю, кто здесь?

— Я…

Он стал размахивать ножом. Лезвие проходило сквозь нее, будто она была частью воздуха, и Кира была вынуждена признать: «Он меня не видит и не слышит. Ничего не выходит. Я только пугаю его! Все бесполезно! Видимо, вчера мне просто, показалось…» В эту минуту она решила: «Довольно! Хватит тешить себя глупыми иллюзиями!» Через несколько минут она уже вернулась домой и занялась своими обычными делами: наблюдением за крысами и жучками. Словно ничего в ее существовании не изменилось, будто не было встречи с удивительным Пьером и как следствие — не было глубокого разочарования. Делая вид, что ничего не произошло, она смогла пережить весь длинный день, и еще более долгую ночь.

Это утро выдалось пасмурным, крохотные капли начинающегося дождя то и дело виднелись на светлой брусчатке Парижской площади. Пьер как обычно завтракал горячей булкой, но сегодня вместо кофе предпочел ароматный какао. Пришел ли он искать вдохновение среди уличных красот и свежего воздуха? Может быть… Или он просто надеялся найти среди толпы знакомый образ рыжеволосой красавицы? Тоже возможно…. Покончив с едой, он задумчиво остановил свой взгляд на небесной глади, большие серые тучи делали небо особенно могучим и необъятным.

В это утро Кира тоже была там. Хорошо поразмыслив прошлой ночью, она пришла к выводу, что повлиять на видимость ее сущности могло что угодно: его эмоциональный настрой, душевное состояние, или даже угол солнечного луча, освещающего ее силуэт.

С этого дня начались многочисленные опыты. Она старалась воспроизвести картину того дня до мельчайших подробностей: как смотрела на него, что делала, где стояла…. И с каждым днем эта затея казалось ей все большим бредом, пока однажды ей не пришла в голову мысль, не делать, а думать точно так же! Она напряглась, вспоминая свои эмоции и мысли. О чем же она думала? Ничего особенного, просто мечтала о том, что они вместе, что могут прикоснуться друг к другу и ощутить нежность поцелуя…

С небольшой осторожностью Кира подошла ближе, теперь Пьер находился всего в 2 метрах от нее. Она закрыла глаза и стала рисовать свою выдуманную любовь, яркими, сочными красками. Будто это правда когда-то случалось с ней. В ее мечтах он нежно звал ее к себе: «Киронька…»

— Девушка!

Она открыла глаза: «Не может быть, он снова смотрит на меня!» — и сразу напряглась, вспоминая язык, а когда нашла нужные слова, безропотно прошептала:

— Вы мне?

Молодой человек снова заговорил с ней на чистейшем французском:

— Извините, если я вас отвлекаю, — Она отрицательно замотала головой, — Не хотите присесть за мой столик?

«Присесть? Я?» Мысли ужасно путались! Ей не удалось больше держать свое воображение под контролем, и на глазах изумленного молодого человека, девушка растворилась в воздухе, оставив лишь дуновение прохладного ветра… Пораженный увиденным, он еще долго не двигался с места, а немногочисленные посетители кафе, с интересом разглядывали чудаковатого парнишку, разговаривавшего с самим собой.

Кира поняла, что кроме Пьера ее никто не видел. Окрыленная своим необычным открытием она не находила места, метаясь по утренней пустынной площади. Если бы у нее было сердце, оно бы сейчас разорвалось от счастья. Сначала она хотела еще раз с ним поговорить, но потом решила, что на сегодня потрясений с него хватит.

Почти неделю она совершенствовала свои знания французского, стащив несколько газет с привокзального лотка и 5 книг с городской библиотеки. А также узнавала о возможностях и силе мысли. Еще будучи человеком, она читала статью на эту тему, в одном философском журнале, но в силу своей ветрености, не придала ей особого значения. Да и кто мог знать, что это действительно может пригодиться?

Пытаясь отточить навыки воображения, она пробовала свой эксперимент на других людях, но никто по прежнему ее не замечал. Да ей и не было до них дела! Казалось, один его взгляд мог заменить ей целый мир…

КОНТАКТ МЕЖДУ МИРАМИ.

Сегодня утром она решилась попробовать еще раз…

На этот раз она ждала его «сидя» на лавочке, в его собственном дворе. Пьер вышел очень хмурым, даже яркое солнце, наконец-то выглянувшее из-за туч, было не способно поднять ему настроение. Кира напрягла все свое воображение, но он, опустив голову вниз и не видя ее, просто проходит мимо.

— Пьер! Подожди! – она кричит ему вслед и быстро перебирает ногами, делая вид, что не летит, а бежит за ним, но парень даже не думает обернуться.

В порыве, она встает перед ним и пытается взять его за руку, словно сотни иголок одновременно вонзились в ее ладонь, а Пьер вздрогнул, почувствовал внезапный нестерпимый холод:

— Кто ты? – он недоуменно смотрел в ее глаза.

Где-то в глубине своей души он о чем-то догадывался, но его догадки казались ему настолько невероятными, что он просто не мог в них поверить. И он снова повторил вопрос:

— Ты плод моего воображения?

— Не бойся меня. Я хочу с тобой поговорить.

— Что? – Он внимательно смотрел на ее губы, но ничего не слышал.

Она стала волноваться и опять терять над собой контроль и из последних сил кричала:

— Ты меня слышишь? Пьер!

— Что ты пытаешься мне сказать? Я ничего не слышу!

Из подъезда вышла пожилая дама, в длинном синем платье и удивленно уставилось на Пьера:

— Pierre, n’est-ce pas? Qui parlez-vous?

По-видимому, это означало глубокое удивление и непонимание, с кем он так упорно пытается заговорить в пустом утреннем дворе. Пьер попросил женщину не волноваться, пояснив, что у него все хорошо, и она неторопливо пошла дальше.

Несколько секунд хватило, чтобы Кира отвлеклась и тут же растворилась в воздухе.

— Куда ты опять исчезла? – Он обреченно присел на лавочку. – Не делай так, ты заставляешь меня думать, что я сошел с ума.

Она смогла появиться перед ним, спустя минуту, но очень встревоженная, ей совсем не хотелось делать из него сумасшедшего, или всеобщее посмешище, поэтому она встала возле подъездной двери и жестом попросила его вернуться обратно в квартиру. Движимый любопытством и ее удивительной красотой, он поспешил исполнить ее просьбу.

Как во сне он закрыл за собой дверь квартиры и прошел в комнату. Единственный вопрос, который сейчас стучал в его голове:

— Кто ты?

Она беспорядочно забегала глазами. Как объяснить все, что с ней случилось? Всевозможными жестами она пыталась рассказать, кто она и как оказалась здесь. Все больше волнуясь, она все больше терялась в своих мыслях, пока, наконец, снова не исчезла.

— Я ничего не понял. – Пьер обреченно развел руками. – Но я буду очень стараться, только не уходи!

Он еще сам не понимал что это, но какие-то неведомые силы тянули его к ней, словно крича ему: «Не потеряй ее, не соверши ошибку!»

Нависла тишина. Она не может взять его за руку, он не может ее услышать…

Словно озарение, пришла к ней в голову хорошая мысль, летая по комнате, она пыталась найти ручку, или карандаш. А потом медленно вывела на большом белом листке: «Кира».

Пьер радостно расплылся в улыбке:

— Тебя зовутКира? Ты из России?

На бумаге появились 3 буквы «oui», обозначающие «да».

— Кто ты? Ты ангел? Призрак?

Сколько нужно тетрадей чтобы ответить на его вопросы, задумавшись она нашла выход:

Пьер настороженно наблюдал, как медленно открылась крышка ноутбука и сама нажалась кнопка включения. Его сердце колотилось с бешеной силой, но он ничего не спрашивал, хотя все еще не понимал, что она хочет сделать. А каждое движение, каждое нажатие и каждый всплеск эмоций давался ей с большими усилиями и огромным расходом энергии, теперь у нее не осталось сил взлететь даже до потолка.

Между тем в поисковой строке интернета появилась надпись на русском языке «город Уфа, газета «Родной край», 19 мая 2009 год». Нажала открыть…

В одной из статей под жутким заголовком «В городе объявился сумасшедший поджигатель?», были ее фотографии, еще живой и красивой, а чуть ниже, уже в луже крови на ярко зеленой траве. Пьер ни слова не понимал по-русски, но в эту минуту, словно нож вонзили в его сердце. Конечно, он обо всем догадался. Его трясущиеся руки и мокрые от слез глаза смогли напугать даже неприкаянную душу. Она совсем не хотела сделать ему больно, просто хотела, чтобы он знал правду.

— Значит, ты – призрак?

Она лишь написала «да», на большее просто не осталось сил.

— Ты можешь уйти? Я хочу остаться один.

«Уйти? Конечно! О чем я думала, рассказывая ему всю правду. О какой любви может идти речь между человеком и духом?» Ругая себя, на чем свет стоит, за собственную глупость, она еле выцарапала на бумаге: «Je suis désolé. Je pars», что означает «Мне очень жаль. Я ухожу».

Она могла бы обмануть, тихо оставшись, и он бы никогда не узнал об этом, но предпочла честно уйти. Именно уйти, на то, чтобы лететь нужно слишком много энергии, такой непозволительной роскоши у нее осталось совсем мало. Теперь придётся долго набираться сил.

Сегодня она дольше, чем обычно добиралась до окраины Парижа, но ей абсолютно плевать! Плевать на Париж, на всех людей, на себя и на все, что происходит вокруг. Хочется плакать,… когда она была человеком, это помогало,… а сейчас она не может сделать даже такую малость – выдавить одну каплю слезы….

 

Уже час Пьер переводит статью и перечитывает по несколько раз каждую строку, ужасаясь подробностям той жуткой трагедии. А потом еще долго не может отвести взгляд от фотографии Киры, на ней ей не больше 19, она улыбается. И вот сейчас, именно в эту минуту, ему стало очень страшно, от того, что она больше не придёт, а он никогда не сможет ее найти! Это все равно, что поймать молекулу в воздухе! Беспокойно ворочаясь, уже под утро он уснул.

В таких переживаниях прошел целый месяц. Кира ни разу больше не пришла к нему, а он по-прежнему каждое утро приходил в кафе на площадь, но теперь уже не для того, чтобы писать, он думал, нет, он верил, что она вернется. Иногда он говорил с ней, надеясь, что она незаметно стоит рядом, или клал на стол карандаш, умоляя написать хоть что-нибудь. Не получая ответа, он стал запивать свое горе коньяком, а иногда водкой, с незатейливой закуской, состоящей из лимона или банки со шпротами. За 28 дней, из преуспевающего писателя он превратился в дерганого алкоголика, над которым стали посмеиваться соседи, а дети и вовсе старались обходить стороной. За это время он не написал ни строчки, последний контракт с ним разорвали буквально вчера. Но он совсем не расстроился. Ведь всегда можно найти утешение на дне бутылки. Этой ночью Пьер проснулся от странного сна: «Кира плакала и звала его к себе, умоляя помочь избавиться от холода и одиночества. Он тянулся к ней изо всех сил, но она отдалялась все дальше и дальше…» Он открыл глаза, ее крик гулким эхом застыл в ушах. Уже не видя грань между реальностью и непонятными галлюцинациями, он решил, что сходит с ума.

И однажды он не выдержал, просто сорвался. Закрыв дверь на все замки, он пошел к ящику с инструментами, стоявшему под кухонным столом. Через минуту в его руках была веревка, и он лишь думал, стоит ли брать мыло. Принял решение, что обойдется без него. Люстра на кухне оказалась слишком старой, поэтому, не раздумывая, он пошел в комнату, где совсем недавно был сделан отличный ремонт. Он уже встал на стул, прикидывая как лучше завязать веревку, как вдруг, что-то выбило стул из под его ног! Пьер упал на пол, ударившись о ножку кровати.

— Ты здесь? Ты пришла? – Его глаза дико забегали по комнате, пытаясь увидеть хоть что-нибудь.

Кира сделала над собой усилие и смогла предстать перед ним, неодобрительно качая головой. Как же сейчас она злилась! На него – за слабость и отсутствие здравого смысла. И на себя – за то, что втянула его в эту историю, за то, что рассказала о том, о чем веками молчали смертные. И сейчас она просто не могла позволить ему совершить такую ошибку! Она размахивала руками и что-то отчаянно кричала, но он ничего не слышал, он просто наслаждался тем, что снова видит рыжую копну волос и бездонно зеленые глаза, от которых невозможно оторваться. Что бы он отдал, только лишь за то, чтобы суметь прикоснуться к ее губам? Пожалуй, все, что у него есть.

— Прости, что прогнал тебя. – Кира замерла. – На минуту я испугался, и теперь уже месяц, каждую секунду жалею об этом. Я принял решение, я хочу быть с тобой!

В панике она замотала головой, всем своим видом показывая полное негодование.

— Не бойся, я готов пожертвовать телом, если это даст мне возможность видеть и слышать тебя каждый день!

«Так вот в чем дело? Он тоже ее любит!?» Она была бы, наверное, единственным счастливым призраком, если бы не осознание того, что их любовь обречена. Если бы он знал, какую ошибку сейчас совершит! Самоубийство их не спасет, а наоборот, разлучит навечно! Что ей сделать, чтобы остановить его? Она хватает маркер и не найдя листка, пишет на обоях : «Ce n’est pas la façon» («Это не выход!»)

— Я уже все решил, не мешай мне!

В панике она стала толкать его и швырять все, что смогла сдвинуть с места, дергать веревку и кружить над ним как сумасшедшая! Не обращая внимания, он туго затянул узел вокруг шеи, осталось только выбить стул из под ног. Снова взяв маркер, Кира нацарапала на стене: «Vous irez en enfer» (Ты попадешь в ад)! Пьер уже не видел ее и даже не знал насколько может доверять своим глазам, ведь когда-то они были не в состоянии увидеть очевидного. Он замер в нерешительности, обдумывая, хочет ли она его спасти, или наоборот издевается, намереваясь сделать из него сумасшедшего. Девушка словно прочла его мысли, сама не зная что будет дальше, она приблизилась к его губам и собрав все силы, постаралась поцеловать. Она чувствовала боль, пронзающую ее губы, он невыносимый холод, от которого тело затряслось в ознобе, такова оказалась цена обычного поцелуя. Он снял с себя веревку и обреченно спросил:

— Выхода нет?

Переступая через себя и, может быть, последнюю надежду на счастье, она написала: «aucun» («Нет»), и подумав добавила: «Forget me» («Забудь меня»).

— Я не смогу!

«Рouvez-vous. Je pars. Tout est allé trop loin. Vous vivez». («Я ухожу. Все зашло слишком далеко. Ты – живи!»)

Сил писать больше не осталось, сквозь пальцы на пол упал маркер и закатился под кровать. Ей не хватило энергии, даже на то, чтобы он в последний раз смог увидеть ее улыбку. Она скрипнула дверью, делая вид, что ушла, но на самом деле она осталась убедиться, что он не причинит себе вреда. Растерянный и опустошенный. Пьер почти час просидел на этом стуле, не понимая, что делать и как все это могло произойти именно с ним. Почему из тысячи женщин, он выбрал ее? И что еще больнее осознавать – ей сейчас тоже больно, а он не в силах облегчить ее страдания! Сегодняшний сон стал явью: она отдаляется от него, а он не может ничего сделать, ровным счетом – ни че го!

Через час Кира улетела прочь, не в силах больше смотреть на его боль. Она твердила себе, что все сделала правильно: он будет жить, скоро он забудет ее и встретит другую девушку. А она больше никогда не появится в его жизни, ну разве что, редко, разрешит себе наблюдать издалека… Она вообще больше не позволит себе вступать в контакт с кем бы то ни было! Пора бы ей уже знать свое место, она – сущность, без оболочки и сердца! Однажды не сумев совладать со своим гневом, она осталась на земле, а, значит, сама выбрала этот путь!

Она вернулась в свою жалкую лачугу, и с ужасом поняла, что даже крысы, ставшие ей почти друзьями, стали вызывать у нее отвращение, потому что даже у них существовало жалкое подобие семьи. Когда от одиночества просто хотелось выть, она поднималась высоко в небо, и целыми днями кружила над городом, казалось, еще немного, и она начнет понимать язык птиц. После этого ее постигло огромное разочарование, за то, что в последний день их встречи, она не сумела сказать ему правды: Выход есть. Ведь если его убьют, у него будет выбор, и он сможет выбрать землю, сможет остаться с ней. Но есть ли у нее такое право, право отбирать его жизнь? Наверное, нет….

Теперь она твердо решила убраться из этого города куда подальше. Она в последний раз оглядела заброшенный дом и поймала себя на мысли, что даже этот сарай стал ей немного дорог. На последок она решила заглянуть на площадь и остановилась возле кафе. Воспоминания нахлынули с новой силой, когда за одним из столиков она увидела Пьера. Он не отрываясь смотрел на нее. Она поймала себя на мысли, что ничего для этого не сделала, даже наоборот, старалась отгонять все мысли, причиняющие ей столько боли. Но парень, не отрываясь, смотрел на ее силуэт, застывший в метре от земли.

— Девушка, не хотите присесть за мой столик?

Сомнений не осталось, он ее видит! Но как? Если бы Кира могла спать, то решила бы, что видит сон. Она оглянулась, десятки людей вокруг не обращают на нее ни малейшего внимания, никто, кроме него. Она просто молча.

— Теперь ты меня не слышишь?

Он поднялся со стула и взлетел в воздух, а она не могла поверить тому, что сейчас увидела!

— Как ты это сделал?…

— Я все понял. Ты стала такой, потому что тебя убили.

— И ты…

— Мне пришлось потрудиться, прежде чем я нашел человека, способного лишить меня жизни, и продать квартиру, чтобы ему заплатить,- его губы расплылись в улыбке, — но это того стояло.

— Ты сумасшедший!

Он подлетел ближе, чтобы суметь разглядеть ее глаза и вздорный смешной носик.

— Вблизи ты еще красивее… — Пьер коснулся ее лица, — теперь ты совсем не холодная.

Она улыбнулась:

— Это ты раньше был обжигающе горячим.

Их губы слились в нежном поцелуе. А она уже не надеялась, что когда-то снова ощутит эту приятную внутреннюю дрожь…

Будучи человеком, Кира не смогла найти мужчину, способного ради нее, хотя бы, бросить курить, а этот мужчина оказался способным отдать за нее целый мир…

Не важно где вы и в какой оболочке, важно, что вы из себя представляете, и кто в эту минуту рядом с вами.

 

Поделиться в соц. сетях

0

20 комментов

  1. Olga L, бабка Йожка

    Мдя… Прочесть до конца не смогла, уснула на середине))) Думаю, что члены жюри просто постебались над конкурсантами или (скорее всего!) выбрали победителя методом тыка. НЕВОЗМОЖНО поверить в то, что на конкурс не прислали нечего более читабельного, чем этот невразумительный опус.

    Раиса, дорогая, мне просто интересно — вам самой было интересно ЭТО писать? И еще вопрос – это ваш первый окололитературный опыт?

    Общее впечатление — никакое. Пыталась найти главную идею опуса — не нашла, уморилась, бросила. Винегрет он и в Африке винегрет! Пересыпанный острыми «песчинками» и «камушками» (неудачными стилистическими оборотами, несогласованные предложениями и уймой грамматических ошибок) и щедро сдобренный девичьими грезами. Уффф, членам жюри не позавидуешь)))

    Сначала я еще пыталась искать внутреннюю логику опуса, но рвение мое иссякло после первых же абзацев — я поняла, что сей опус мне не по зубам. Тем паче, что их (зубов) не так уж много и осталось))))

    Риса, дорогая, ваша героиня прыгает с высоты 4, 5 метра, с ТРЕТЬЕГО ЭТАЖА. Получается, высота одного этажа- 1, 5 метра. Кира — карлица и живет в игрушечном домике?)))

    Далее. ЗАЧЕМ «в стельку пьяный» мужчина (который по определению не мог быстро бегать) прихватил с собой КАНИСТРУ ИЗ-ПОД БЕНЗИНА? Она дорога ему как память? Жаждет лавров Герострата? Он сумасшедший? Или хочет, чтобы полиция (с помощью свидетелей или сама по себе) нашла его на раз-два? Ах да, он же по тексту вдрызг пьян! Ммм…. Автор, дорогая, вы видели когда — нибудь резво бегающих в стельку (в хлам, вдрызг) пьяных мужиков? Я- нет!

    «Яркий свет в небе тоже стал меркнуть». КАКОЙ яркий свет В НЕБЕ ночью?

    «Огромные языки пламени уже выжгли дотла большую часть холла, а деревянные ступени лестницы через секунду превратились в груду пепла»

    Автор, деревянные ступени, даже политые бензином (а мужик и ВНУТРИ, в доме, все полил из одной канистры?) не сгорают за секунду.

    Простите, Раиса. Может быть, кто-то ЭТО дочитает и напишет свое, более приятное для вас мнение. Мне лично безумно жаль получаса времени, потраченного впустую.

  2. Игорь ВойтюкИгорь Войтюк

    Ольга, как всегда постебалась над авторами. Видно ей по душе только «Война и мир», а другие и близко не подходи. И то я предполагаю, что Толстой был бы обнесен критикой за потраченные 58 часов чтения. Я думю что выражу мнение за всех тут начинающих авторов — здесь вам не тут! Это не место, где печатаются великие и могучие… Здесь — НАЧИНАЮЩИЕ! Может мы и не пишем круто, но стараемся. Лично мне ОЧЕНЬ и ОЧЕНЬ понравился рассказ Раисы! Рая — ТЫ МОЛОДЕЦ, я снимаю шляпу! Не потому что хочу подмазаться а потому что ты заставила меня задуматься над некоторыми вопросами. И читая я не уделял внимание ошибкам и нестыковкам. Хотя, Ольга, вы пишите про «какоф яркий свет в небе ночью». неужели вам не приходило в голову, что это не физический свет? А по поводу 3 этажа и 4.5 метра? Посмотрите на схемы монсардных домов. И многое другое тоже. Да ладно, чего разоряться. Это не то место. Короч Раиса, ПОЗДРАВЛЯЮ ТЕБЯ. Ты достойно заняла 1 место!

  3. Александр ТимофеевАлександр Тимофеев

    Мне не понятно, в чем же идея рассказа? Остается много вопросов. Например, почему известный маэстро вдруг стал маньяком-поджигателем? Или в данном случае это неважно… По оконцовке получается, что Кира, хоть и не ведая того, погубила счастливого молодого человека, по своему, конечно. Жил в собственном мирке, писал книги…
    Ребята, поделитесь своим мнением, пожалуйста… Прочитал рассказы, которые заняли второе и третье место, пришел к выводу, что они более достойны первого места. Но это лишь мое мнение. И согласшусь с предыдущим комментарием, что здесь произведения начинающих писателей. Поэтому всем авторам большой респект. Обязательно приму участе в конкурсе Малая проза.. ) Все удачи!

  4. Olga L, бабка Йожка

    «Это не место, где печатаются великие и могучие… Здесь — НАЧИНАЮЩИЕ! Может мы и не пишем круто, но стараемся» (Игорь Войтюк)

    Игорь, не нужно стараться писать «круто», нужно стараться писать ХОРОШО. Или хотя бы читабельно. Если начинающие авторы действительно пришли сюда учиться – пусть учатся, а не получают призы за то, что «не из чего выбирать». Раиса, первое место в этом конкурсе — бооольшой аванс, который вам еще предстоит отработать))))

    А что кассается критики… В комментариях, имхо, лучше не только хвалить друг друга, но и честно высказывать собственное мнение, если оное имеется. Критика, тем более конструктивная, дает толчок к развитию – почти всегда! Поймите одну простую вещь – данный рассказ настолько НИ О ЧЕМ, что его просто невозможно комментировать. Нечего обсуждать((( Идеи нет, характеров главных героев — нет, сюжет постоянно провисает и ни капельки не цепляет. Времена скачут как зайцы, шаблонные ходы перемежаются чудовищными ляпами. Ни одни уважающий себя критик и трех предложений данного «шедевра» не осилит, имхо. А если вы думаете, что где-то критикуют мягче – выложите данный опус на одном из открытых литконкурсов, где коллеги- авторы САМИ расскажут вам, чего стоит ваша «нетленка». И поверьте, мои отзывы покажутся вам почти хвалебными после всего того, что вы услышите в свой адрес от действительно ЗЛЫХ критиков))) К примеру, на ЭКСМО. А я — белая и пушистая)))

  5. Александр ТимофеевАлександр Тимофеев

    Ольга, согласен с вами по поводу критики и рассказа. и самой критики в целом — в том смысле, что это путь к успеху. А какое ваше мнение о рассказе «Приключение одного букета», занявшем второе место? (Напишите свой коммент, пожалуйста. непосредственно под рассказом о букете).

  6. Игорь ВойтюкИгорь Войтюк

    Ольга и другие ребята, которые считают, что мы все тут тупые балбесы. Как правильно сказано было, у каждого своя точка зрения. Я же не дурак и тоже вижу все плюсы и минусы любого рассказа. У меня за плечами не три школьных класса — кандидат экономических наук. Статьи в журналы пишу давно, но проблема в том, что они все на экономическую тему, а значит, не художественные. Я могу отлично описать внедрение ERP систем в финансовую структуру компании или разложить по полочкам трансферное ценообразование в больших холдингах. Моя основная профессия это не газетчик. У меня своя консалтинговая компания, которая предоставляет услуги аудита и налогового сопровождения для предприятий. Но я без ума от мира иллюзий, в которой пребывают писатели. Мне нравится выдумывать свои миры, писать для себя различные рассказы-выдумки. Нравится читать других. Это очень расслабляет нервы в наш беспокойный век. В конце концов мне нравится быть самим собой, таким, каким я здесь себя проецирую: простым пацаном, который старается всех поддержать и может быть чему-нибудь научиться. Я не умею писать художественные произведения даже так, как написала Раиса. Возможно мне этого не дано. Но все постигается на практике а не в теории.
    Я понимаю, что рассказ Раисы это непрофессиональный, как вы все выражаетесь, опус. Я понимаю, что сюжетная линия в рассказе не единая, начало никак не стыкуется с концом. Почитав блог, я теперь тоже понимаю, что героиня не прописана. Вообще, можно сказать, не описана и ее сложно представить. Есть ошибки и много чего другого. Но лично мне рассказ очень поравился. А я — ЧИТАТЕЛЬ. Это я — потенциальный ПОКУПАТЕЛЬ. И я бы купил книгу этого автора. Ошибки это ерунда. Любой редактор за пару сотен баксов отшлифует текст до тошноты.
    Я согласен со всеми, что Раисе нужно еще работать и работать. Даже этот текст она может переработать в более достойный. Но, помимо прочего, в любом рассказе есть его душа. Здесь я душу увидел и мне стало чуточку теплее.
    Я читаю много литературы и никогда не обращаю внимание на строгое построение сюжета, мне плевать на то, как описан герой: кем-то из героев или от лица автора. Я, как читатель, проникаю в суть и душу рассказа и все образы прорисовываются у меня в голове автоматически. Я не критик, никогда им не был и не буду.
    Вы Ольга тоже не критик. Ваши выражения типа «мдяяя…. или стало скучно, захотелось спать….уморилась… не в коня корм…» это просто злые и никчемные выражения. Настоящий критик должен быть конструктивен и с душою относиться к автору. Как учитель к ученику, который познает азбуку. Нужно объяснить человеку, что он сделал не так. И не в злом, саркастическом тоне, а в пояснительном и вежливо, поскольку, говоря о делах и работах конкретного человека, вы его совершенно не знаете. Не знаете его внутренний мир, не знаете кто он в жизни, через что прошел. По крайней мере, должно быть взаимное человеческое уважение друг к другу.
    Я специально проанализировал этот сайт, посмотрел кто как общается, как выражается, относится к другим. С вашей точки зрения выходит, что все, кто на этом блоге прижился совершенно тупые и никчемные людишки. Я уверен, что среди нас многие — достаточно образованные люди со своим жизненным багажом за плечами. Если кто-то не умеет писать, он здесь для того, чтобы научиться.
    Кроме этого, ни одного доброго слова, кроме поздравлений, от вас мы не услышали. При том, мы не знаем кто вы такая Ольга. С ваших слов — простой любитель, но преподносите себя, как всезнающий критик. Да еще в злобном тоне. Не выложили ни одного своего произведения.
    Не мне вас судить Ольга и я лично ничего против вас не имею, но попросил бы вас быть человечнее и не считать всех вокруг неучами и тупыми бездарностями. Может здесь среди нас и нету пока маститых писателей, но возможно они появятся или родятся со временем из нас.
    Критиковать можно и даже нужно, но уверяю вас, не в таком тоне, как это делаете вы.
    Я в своей жизни через многое прошел и знаю цену репутации.
    В заключение я хочу вас попросить выложить нам свой любой рассказ. Поскольку мы все «неучи» для вас, я приглашу сюда для разбора известного критика Леонида Быкова и писателя, журналиста Андрея Баконина (он же Константинов, написавший «Бандитский Петербург» и еще не один десяток книг). Обоих я неплохо знаю, поэтому они согласятся на мою маленькую просьбу. Возможно вы действительно гениальный писатель и всезнающий критик. И если эти парни так и скажут, я первый встану перед вами на колено и поцелую ручку.
    Прошу прощения за большой текст, который скорее всего здесь не в тему. Адью.

  7. Раиса

    Спасибо всем большое за комментарии. Я адекватно отношусь к критике и стараюсь извлечь из нее пользу. Из ваших слов тоже кое что почерпнула. Как говорится: «Всем мил не будешь.» А Ольге посоветовала бы поучиться профессиональной этике, полезная вещь. Если кому-то мой рассказа показался не удачным, извиняйте. Я в принципе рассказы не пишу, тем более в таком жанре, только романы. Это был мой первый опыт, написанный за 3 ночи и дважды прочитанный. Я случайно наткнулась на этот сайт и спонтанно решила поучаствовать в конкурсе. Получилось то, что получилось.

  8. Olga L, бабка Йожка

    Ой, как многобукв, Игорь!

    Извините, уважаемый коллега, но я не хотела бы здесь подробно рассказывать о своих профессиональных успехах и приводить расчеты лопаточных венцов турбины авиадвигателя на базе расчета потенциального потока газа))) Или, вы считаете, что мне таки стоит опубликовать список всех научных работ, опубликованных статей и регалий? И заодно отсканировать все дипломы))) Ну, чтоб доказать вам, что и я, дескать, не лаптем щи хлебаю. А оно мне надо?

    Ссылку на свою статью «Не кидайтесь тапкам в критика или Спокойствие, только спокойствие!» я уже один раз давала, повторю: http://www.myjulia.ru/article/421712/. Для тех, кому некогда читать всю статью, процитирую начало:

    «Итак, вы – автор. Начинающий. Неважно, сколько Вам лет – шестнадцать, тридцать пять или семьдесят восемь. Неважно, имеете ли вы за плечами докторскую степень и Государственную премию за открытие «Тригидрольфосфата в дезабуклеиновых компонентах жидких удобрений» или фермерское хозяйство, приносящее ежегодно доход в миллион североамериканских долларов. Важно, что в поэзии (прозе, публицистике) вы – абсолютный ноль. Но вам до зарезу хочется попробовать. А почему нет? Это же так просто! Тем более, что вы знаете алфавит. Ну, не наизусть, конечно, но почти… И умеете щелкать по клавишам. И даже знаете, что такое Word! А что еще нужно для того, чтобы накропать нетленку? Да практически ничего!

    В принципе, вы правы. При условии, если Господь Бог поцеловал вас в темечко. И если у вас к тому же есть адское трудолюбие и средства к существованию. Потому что кушать хотят все. Даже Писатели. Те, которые с большой буквы «П». А если не поцеловал, тогда… Тогда вас ждет тернистый путь, полный надежд и разочарований. Причем вторых будет больше. Значительно больше. Собственно говоря, ничего кроме них, больше и не будет. Причем довольно продолжительное время.

    На тернистом пути к славе вас ждет много удивительных открытий. Сначала вы будете искренне потрясены, узнав, что в нашей стране повальная грамотность. Более того, в нашей стране уже очень многие научились нажимать клавиши. И даже знают, что такое Word. Более того – каждый второй, умеющий нажимать клавиши, считает себя писателем. А как же! Ведь его рассказы (стихи, статьи) нравятся Мане Пупкиной! А Маня Пупкина – это вам не хухры-мухры. Она много читает: по три книжки Дарьи Донцовой в месяц. А еще она знает наизусть «Я помню чудное мгновенье…» И даже автора этого стихотворения знает, Евгения Евтушенко. Причем лично! Кроме Мани, ваши творения безумно нравятся вашему мужу, вашим родителям и вашей собаке. Она вчера вместо ужина проглотила два экземпляра последнего вашего шедевра, и у нее даже не было расстройства желудка!

    И вот наступает сладостный миг — вы выкладываете свое произведение на сетевом литконкурсе или литературном блоге. Скоро, совсем скоро Вас оценят по достоинству и сложат к вашим ногам лавровые венки и приглашения от солидных издательств. Час ждете, два, три. Ура, вот и первый отзыв! Но что это? Откуда нарисовался этот Критик, ни хрена ни понимающий в колбасных обрезках, то есть, простите, в вашем творчестве? Он разносит в пух и прах ваш опус, размазывает вас по стене и рекомендует вам – гениальному писателю! — идти вышивать крестиком, выращивать кактусы, сводить годовой баланс, выводить новую породу курочек-несушек и бог знает что еще! Мерзавец, тварь, бездарь, идиот! Ему что – заняться нечем? Вы ждете благодарных читателей с букетами гортензий, а тут – этот… Слов не хватает. Наверное, завидует. Или больной… Или зубы не чистит. Ах, женщина? Значит, недотраханная. Или страшная. Нет, точно завидует. Или со свету сжить хочет. А может быть это ваш личный враг, прознавший о Вашем творческом дебюте? Или происки ЦРУ. Знамо дело – талантливых людей ищут, перевербовать хотят …»

    Я, собс-но, вот о чем все время пытаюсь сказать. Все (почти все) начинающие авторы наступают на одни и те же грабли. Всем (почти всем) застят белый свет собственные амбиции. И если редактор блога не решается написать здесь (и правильно делает!)о том, как члены жюри плевались, смеялись и плакали одновременно, читая присланные на конкурс опусы, то это не означает, что этого не может сказать кто-то другой.

    «…я приглашу сюда для разбора известного критика Леонида Быкова и писателя, журналиста Андрея Баконина (он же Константинов, написавший «Бандитский Петербург» и еще не один десяток книг). Обоих я неплохо знаю, поэтому они согласятся на мою маленькую просьбу»

    Вы таки будете смеяться, Игорь, но ни Быков ни Константинов не являются для меня авторитетами в литературе – обычные среднестатистические конъюнктурщики (они и сами это прекрасно знают). Кроме того, я пишу в другом жанре. А вот если бы вы устроили мне виртуальную аудиенцию с Диной Рубинной, Людмилой Улицкой, Анатолием Гаврилиным, Михаилом Шишкиным или Виктором Роньшиным, тогда ДА! Но, боюсь, что до их уровня мне еще расти и расти, и еще неизвестно — дорасту ли… Боюсь, что нет.

    Игорь, все люди — разные и они читают разные книги, это — естественно. Одному нравится арбуз, а другому — свиной хрящик, как сказал Козьма Прутков. Скажу больше — я считаю, что научиться читать ХОРОШИЕ книги довольно трудно. Для этого лично мне понадобилось сначала научиться более — менее прилично писать. Потому что это такое ВДУМЧИВОЕ ( а не поверхностное, как вы описала) чтение — это работа души, нелегкий ТРУД, а не развлечение. Впрочем, обо всем этом (и многом другом) я уже написала в статье, которая будет опубликована в новом журнале Вадима (он начнет выходить с мая). Будут там и мои рассказы. Так что — милости прошу! Вадим, звиняй за саморекламу))) А что делать, коль так настаивают?

    А что касается вашей просьбы, Игорь, «быть человечнее и не считать всех вокруг неучами и тупыми бездарностями» — так я и не считаю, упаси Бог! Просто у меня стиль такой – ироничный. Честное пионерское! Издержки воспитания и долгой игры в КВН по молодости ))) Я так и со своими студентами и даже с докторами наук общаюсь. Кстати, они привыкли, им даже нравится. Но, безусловно, одно дело — видеть глаза и улыбку человека, говорящего тебе не очень приятные вещи, и совсем другое — видеть только буковки. И представлять злобную ухмылку Критика. А что касается «профессиональной этике»… так моя профессия НЕ КРИТИК. И если я, например, из благих побуждений (или симпатии к коллеге как к человеку), не скажу инженеру, что сконструированный им самолет рухнет через 15 мин после взлета, потому как в расчетах масса ошибок, то меня просто уволят за профнепригодность.

    Все, договорились. Больше я здесь никого здесь критиковать не буду — только ПО ЛИЧНОЙ просьбе Автора!)))) Пусть будет дружный «одобрям –с», коль авторам это приятнее.

  9. Вадим К.Вадим К.

    Товарищи! Однако, бурные баталии вы здесь развели ))
    Я написал на форуме, в двух словах скажу и тут: мнение членов жюри, в том числе и свое я выложу завтра (не все еще прислали). Но сразу предупреждаю, они ожидали лучших результатов. Больше всего страдал профессиональный литредактор-корректор Леонид. Очень много ошибок. Очень. Поскольку я общаюсь на форуме, ваш уровень я более-менее понимал. И я специально не приглашаю на форум членов жюри, чтобы оценки были объективны и отношения никак не влияли на них. Но самое главное это то, что вы работаете. Не бросаете и неустанно двигаетесь вперед. Все вы — молодцы. С этим я вас всех поздравляю.
    Игорь, вы написали что, возможно, вам не дано писать произведения. Я говорил на блоге, что достигается все только тренировкой. Не нужно рождаться с этим талантом. Если вы не бросите писать, со временем у вас все получится (я имею ввиду писать художественные произведения). Вдохновения вам всем!

  10. Olga L, бабка Йожка

    Если не секрет, за какую команду выступали в КВН?

    Не секрет. Сначала за команду БПИ ( Белорусского политеха), затем за команду Рыбинского Авиационного института (училась я там). Но это было оч давно, в 80-е годы прошлого века. Ага, я давно живу на белом свете, у меня уже две очаровашки — внучечки есть))) Но тогда КВН по ТВ не показывали, он был «нелегальным».

  11. Раиса

    Вернулась с работы, решила на все развернуто ответить.
    По порядку:
    1. Высота дома в 4,5 метра – мой косяк, а скорее невнимательность. Сначала предполагался обычный дом с мансардой, потом переиграла на апартаменты по значительнее, а на количество метров не обратила внимания.
    2. Пьяные тоже могут бегать. Кто не пробовал — вы потеряли очень многое.))))
    3. «Яркий свет в небе стал меркнуть» — это не свет лунный или звездный. Предполагалось, что именно так освещаются открытые врата в загробный мир. (Лично не видела, но представляю их так))))
    4. «Деревянные ступени лестницы через секунду превратились в груду пепла» — это метафора, показывающая большой масштаб пожара и безвыходность ситуации. (Не хотелось долго и нудно описывать сам пожар, немного ускорила таким образом темп событий)
    5. «Поджигателем оказался известный маэстро». Я не заостряла внимания на причинах, почему он это сделал – сознательно. Этот вопрос терзает мою героиню и еще больше ставит ее в тупик, а читателю дает возможность включить воображение и додумать причины самому.
    6. Идея рассказа: В первую очередь каждый читатель после прочтения должен был задуматься о своем. О чем думала я? Все мои мысли четко выделены в последних предложениях: «Будучи человеком, Кира не смогла найти мужчину, способного ради нее, хотя бы, бросить курить, а этот мужчина оказался способным отдать за нее целый мир… Не важно где вы и в какой оболочке, важно, что вы из себя представляете, и кто в эту минуту рядом с вами.» Ключевая фраза здесь: «…что вы из себя представляете…». Даже если нам суждено стать призраком у нас есть выбор: стать озлобившейся сущностью, или искать новый, другой путь. Ну и, конечно любовь… я хотела, чтобы все огляделись и подумали: «А кто сейчас рядом со мной?»
    7. Кто-то решит, что моя героиня загубила жизнь парню. Может быть. Это тоже повод для размышления. Не хотела заканчивать рассказ однозначно, но и не хотела чтобы получилось совсем печально. Вышло так.
    8. А вот если кому-то мой рассказ показался скучным и бессмысленным – то это РЕАЛЬНО МОЙ КОСЯК!!!! Буду работать над собой с удвоенной энергией.
    9. Еще раз спасибо за приятные слова и критику. И то и другое – бесспорно, очень полезно : )

  12. Olga L, бабка Йожка

    «Пьяные тоже могут бегать. Кто не пробовал — вы потеряли очень многое»

    Наверное, так и есть. Потеряла))) Раиса, каждый читатель читает произведение СВОИМИ глазами, ориентируясь на СВОЙ жизненный опыт. Который, в свою очередь, зависит от возраста, пола, вероисповедания, образования и множества других факторов. Мой жизненный опыт говорит мне о том, что вдрызг пьяные мужчины «стремительно удаляться» не в состоянии! Вдрызг (в хлам, в дым, вусмерть) пьяный сосед лежал под дверью нашей квартиры однажды утром — мы с мужем не могли открыть дверь квартиры. Это был почти труп, скрючившийся в собственной луже и благоухающий… ну, короче он был ВДРЫЗГ пьян. Поэтому — тщательнее выбирайте слова! Есть замечательный «словарь синонимов» (погуглите!) — поставьте себе на рабочий стол и пользуйтесь при поиске нужного слова. А зачем мужик с собой канистру из-под бензина нес – не подскажите?

    А насчет того, что вам хотелось «ускорить» пожар и поэтому вы «сожгли» деревянную лестницу за секунду – понимаете, даже в фэнтези или сказке, как я уже говорила Ладе, должна быть ВНУТРЕННЯЯ ЛОГИКА. Это НЕ МЕТАФОРА. Почитайте на досуге, что такое метафора. У вас более чем достаточно различных допущений – не стоит ими злоупотреблять. Если рассказ начинается как реалистичный, там все должно быть реалистично. МЕЛОЧИ решают все – читатель или «проникается» и верит автору, или- наоборот. У меня случилось «наоборот» — слишком много откровенный ляпов на квадратный сантиметр текста я увидела в первых абзацах. Поэтому дальше читала по диагонали. Мелочи- это вообще чуть не самое главное (кто-то из писателей сказал, не помню кто). Так что — честь и хвала тем членам жюри, которые смогли перебороть себя и ВНИМАТЕЛЬНО дочитать ваш рассказ до конца.

  13. kotkot

    Поздравляю Раису с победой! Хотя несколько удивлен результатми, если честно. Оля, вы труд Владимира Зиядинова читали? Очень интересно, что скажете.

  14. kotkot

    Оля, точно! Вы Бабка Йожка, то есть, мудрый йог — по-современному 🙂 наставник и вдохновитель (пинатель) 🙂

  15. Norman

    Скучно и посредственно. Слог пресный и бессвязный. Сори Раиса но вы не были прокляты талантом.

Оставить коммент

Полное или частичное использование материалов без согласия автора и прямой индексируемой гиперссылки на сайт you-author.com запрещено
Return to Top ▲Return to Top ▲